«Я просто спросить», или 16 стыдных вопросов о здравоохранении | — новости Перми

Содержание:

Что дают пациентам реорганизации больниц и поликлиник

Во многих странах медицинские организации объединяются. Концентрация ресурсов и кадров должна сделать лечение более эффективным и доступным для пациентов. Но на деле слияния медучреждений не всегда дают нужный результат. Почему так происходит, эксперты НИУ ВШЭ объясняют на российских и зарубежных данных.

«хочется, чтобы люди понимали»

У каждого врача — своя работа. Вот, к примеру, у вас, извините, запоры по 5 дней на протяжении трех месяцев. Иногда боли в животе, что, в общем-то, логично. Но вы занятой человек и у вас «нет времени по очередям рассиживаться».

И вот, выкроив несколько часов свободного времени, часам к 12 ночи вы являетесь с данной клинической картиной к единственному дежурному терапевту какой-нибудь районной больнички. «Что со мной, доктор?» — вопрошает посетитель.

Доктор посмотрит, оценит, может, даже что-то озвучит, скорее всего тот или иной объем обследования в рабочие часы поликлиники. И это нормально. Не надо делать огромные глаза, удивляться и пытаться натянуть на «неоказание помощи». Тут даже близко этим не пахнет.

Экстренности нет, а всё остальное, как говорилось, уже не здесь. Там вон «скорая» кого-то с мигалками везет! Явно по профилю.

«Хочется, чтоб люди понимали — объясняет доктор, — у каждого врача своя специализация. Если не знаете к кому обратиться — идите к участковому терапевту. Приходить к окулисту с жалобами на боль под ребром бесполезно, а предъявлять обвинения типа „выжеврач“-бессмысленно.»

И, наконец, мы публикуем настоящий текст «Клятвы Гиппократа», чтоб пациенты знали, к чему призывают доктора, говоря: «вы давали клятву Гиппократу»!

Клянусь Аполлоном врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.

Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно также я не вручу никакой женщине абортивного пессария.

Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство.

Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.

В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Чтобы при лечении, а также и без лечения, я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастие в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому.

А вот современный документ по тому же поводу:

Клятва врача РФ

«Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь:

Честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;

Быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств;

Проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии;

Хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту;

Доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы больного, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете;

Постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции медицины».

Заметьте, про бесплатную медицинскую помощь, а тем более, про оказание «медицинской услуги» ни в одном из этих текстов не сказано ни слова…

Настасья НемудраяСамолётЪ

Отправить

Понравился материал? Поблагодари автора

Что такое медицинский центр и чем он отличается от поликлиники, клиники и больницы

Поликлиника  – это медицинское учреждение, предназначенное для амбулаторного приема пациентов, а также для оказания помощи на дому. Каждая поликлиника обслуживает определенный контингент населения (районная, заводская, ведомственная поликлиника и т.п.), обеспечивая так называемую первичную помощь.

Больница  – медицинское учреждение, которое оказывает пациентам помощь в условиях стационара. Как правило, в больницу пациенты поступают по направлению из поликлиники, а в экстренных случаях их привозит «Скорая помощь».

Клиника  – медицинское учреждение, тесно связанное с другими сферами медицины (научная деятельность, подготовка медицинских кадров). Как клиники, так и больницы могут быть специализированными и многопрофильными.

Консультативная помощь в больнице не предусмотрена, так что поликлиника, по сути, является связующим звеном между пациентом и больницей. В идеале поликлиника должна поставить диагноз и в случае необходимости отправить пациента на стационарное лечение.

Больница – медицинское учреждение, которое оказывает пациентам помощь в условиях стационара. 

В свою очередь, после окончания стационарного лечения больница направляет выздоравливающего больного в поликлинику для дальнейшего лечения в амбулаторных условиях и/или наблюдения.

Однако преимущественное большинство поликлиник не владеет достаточным арсеналом новейшего оборудования для проведения полноценного обследования, поэтому нередко направляет своих пациентов в медицинские центры еще на этапе установления развернутого диагноза заболевания.

Кроме того, достаточно часто встречаются случаи, когда после прохождения стационарного лечения, пациенту необходим целый спектр немедикаментозных методов реабилитации, которые обычная поликлиника не в состоянии предоставить. В таких случаях пациенту также будет необходимо обратиться за помощью в медицинские центры.

«я просто спросить», или 16 стыдных вопросов о здравоохранении

Попасть к узком специалисту, чтобы он определил целесообразность оперативного вмешательства, можно только через терапевта. И нужно

Попасть к узком специалисту, чтобы он определил целесообразность оперативного вмешательства, можно только через терапевта. И нужно

МСЧ, ГКБ, поликлиника — знакомые названия медучреждений, а отправляясь в одно из них, мы говорим «в больницу». Но мало кто знает, почему именно так их называют и в чем принципиальная разница между ними, а спросить — неудобно. Мы это неудобство перебороли и всё узнали у главврача ГКБ № 4, практикующего хирурга с 30-летним стажем Андрея Ронзина. Также в этом материале мы разберем различия полисов добровольного и обязательного страхования, расскажем, можно ли поменять поликлинику, должен ли пациент самостоятельно искать медкарточку, и о многом другом.

Главный врач ГКБ № 4 Андрей Владимирович Ронзин

Главный врач ГКБ № 4 Андрей Владимирович Ронзин

— Андрей Владимирович, чем отличается МСЧ, ГКБ и поликлиника?

— Сначала, наверное, надо разделить стационар и поликлинику. Стационар — это то, где лежат, а в поликлинику приходят на амбулаторный прием. МСЧ и ГКБ — это исторически сложившиеся названия. МСЧ были раньше при заводах: медсанчасть завода Ленина, медсанчасть Камкабеля и другие. Заводы отказались от них, передали городу, город что-то передал в край. Где-то историческое название МСЧ сохранилось, какие-то из них стали городскими клиническими больницами. Вот здесь, на месте ГКБ № 4, была медсанчасть № 4 Ленинского завода.

А ещё все больницы являются краевыми, даже те, что называются «городская клиническая больница». Например, полное обозначение ГКБ № 4 — государственное учреждение здравоохранения Пермского края «Городская клиническая больница».

Также существуют клинические и не клинические больницы, то же самое и с поликлиниками. Клиническим называют медучреждение, на базе которого есть кафедра медакадемии. Например, в ГКБ № 4 числится четыре кафедры. Стационары клинические практически все.

— Чем отличается обычная поликлиника от консультативной?

— К обычной прикреплено население. Например, поликлиника Мотовилихинского района — всё население этого района прикреплено к ней по фондодержанию, то есть поликлиника получает за прикрепленное население деньги. Если вы прикреплены к определенной поликлинике, но по факту туда не ходите, допустим, из-за переезда в другой город, это медучреждение всё равно будет получать за вас деньги на ваше лечение.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Может быть температура из за боли в спине Причины боли в спине

Консультативных у нас немного, главная — поликлиника краевой больницы. Важное отличие — у нее нет прикрепленного населения, нет фондодержания. Она получает столько денег, сколько в нее приходит пациентов.

Например, пермская поликлиника № 2 получает деньги за всё прикреплённое население

Например, пермская поликлиника № 2 получает деньги за всё прикреплённое население

— Что такое трехуровневая система медицинской помощи? Зачем она нужна?

— К ГКБ № 4 полтора года назад прикрепили больницы Кизеловского угольного бассейна, то есть медучреждения Кизела, Гремячинска и Губахи. Расскажем на их примере.

— Первый уровень — поликлиника в Кизеле, второй — стационар в Губахе, третий — высокие технологии в Перми. Теоретически это может быть объединено в одном корпусе, потому что первый уровень — это амбулаторный прием, второй — стационары, третий — высокотехнологичные стационары. Причем третий уровень может существовать без первых двух, потому что Кизел и Губаху мы присоединили только год назад. В стационарах выполняются не все виды операций. Невозможно сделать третий уровень в Гремячинске: там ни специалистов, ни оборудования. Кстати, на первом уровне тоже реально делать операции — вскрытие гнойника, перевязку, на втором — удаление желчного пузыря, на третьем — реконструктивное вмешательство на аорте.

— Чем отличается обязательное и добровольное медицинское страхование?

Полис ОМС есть у любого с рождения, государство за это несет ответственность. Если пациент хочет получить дополнительные услуги, услуги вне очереди, другого уровня, то можно купить полис добровольного страхования, сумма зависит от услуг, прописанных в полисе. Часто добровольным страхованием занимаются крупные предприятия: ВИП-менеджмент, а где-то и все сотрудники. В «четверке» всего 0,2% платных услуг, всё остальное ОМС. Платные услуги мы оказываем военным организациям, полиции — это занимает 0,1%, а ещё 0,1% — это предоставление одноместных палат.

Если страховая компания заключает с учреждением договор на услуги по добровольному страхованию, то там должно быть прописано, в какие сроки и при каких условиях медик должен принять пациента. А вообще в каждой больнице в отделе платных услуг специалист узнает всю информацию об услугах из добровольного полиса, чтобы понимать, что именно оплатит страховая.

По современному полису ОМС можно записаться к врачу через инфомат

По современному полису ОМС можно записаться к врачу через инфомат

— Для чего в больницах требуют полис ОМС, если его может получить кто угодно?

— Полис требуется, чтобы в дальнейшем понимать, какой страховой компании предъявлять счет за лечение. Их много, они делятся по районам. За пациента компания получает деньги из Фонда медицинского страхования. С другой стороны — я сам могу любого человека найти в базе и посмотреть страховую компанию. Предполагаю, что совсем скоро уже не надо будет полис носить с собой — компьютеризация.

— Надо ли сначала идти к терапевту за направлением к узкому специалисту, если я и так знаю, какой врач мне нужен?

— Если мы хотим, чтобы помощь у нас была доступна, то нужно, безусловно, идти к терапевту, потому что терапевтов у нас всё-таки больше, чем узких специалистов. Банальный пример: когда я здесь организовывал отделение хирургии сосудов, то сидел на приёме как сосудистый хирург. Так вот, 80% пациентов были не профильными (то есть им нужно было не к этому врачу. — Прим. авт.): половина из них записались сами, половину записали участковые, не думая.

Чтобы попасть, допустим, к хирургу, нужно обязательно пройти терапевта — это возможность сделать медпомощь качественнее

Чтобы попасть, допустим, к хирургу, нужно обязательно пройти терапевта — это возможность сделать медпомощь качественнее

— Сейчас объединяют больницы. Если мне не нравится в той, к которой я прикреплен, могу ли я пойти в ту, в которую мне удобнее?

— Тут надо опять делить поликлинику и стационар. Уйти из своей поликлиники можно один раз в год — таков федеральный закон. Нужно открепиться от своей и прикрепиться к той, что удобнее.

— Карта пациента должна быть одна на все больницы или в каждой больнице по карте?

— В поликлинике одна амбулаторная карта, и если ты переходишь в другую, то переносишь её, перекрепившись. Или её отправят по почте по твоему запросу. А в каждом стационаре каждое твое поступление — это новая карта, отдельная история болезни, которая хранится 25 лет.

— Что будет, если при прикреплении назвать вымышленный адрес, просто потому что тебе удобно ходить в эту больницу?

— Ничего придумывать не надо. Не надо называть вымышленный адрес, потому что когда ты прикрепляешьcя, ты показываешь паспорт. Вопрос не в том, где ты прописан, а в том, куда ты один раз в год можешь перекрепиться.

По мнению главврача ГКБ № 4, в больнице обязательно должны выдавать бахилы. Бесплатно

По мнению главврача ГКБ № 4, в больнице обязательно должны выдавать бахилы. Бесплатно

— В некоторых кабинетах просят разуться перед входом. Можно ли отказаться? Должны ли там быть бахилы? Нормально ли, когда они платные?

— Бахилы надеваются при входе в лечебное учреждение в раздевалке, и они должны быть бесплатные! Раньше просили разуться при входе в кабинет, потому что не было бахил. Обязать главврача, что он должен для всех покупать бахилы, никто не может. С другой стороны — если я не купил, я не могу заставить людей покупать эти бахилы.

— Должен ли сам врач снимать обувь, заходя в дом по экстренному вызову?

— На самом деле это зависит от культуры самого врача. Обязан он это делать или нет — таких правил не прописано, но, по-моему, должен снимать.

— Врачи порой посылают пациента за карточкой, когда тот записан. Не должны ли карточку приносить сотрудники регистратуры?

— Не должен человек ходить за карточкой. Карта — документ лечебного учреждения, а не пациента. Можно попросить снять копию, но саму карточку должны передавать только сотрудники лечебного учреждения. Тем более если ты записан на приём заранее, карта уже должна быть у врача.

Пациент не обязан ходить за медицинской картой

Пациент не обязан ходить за медицинской картой

— Зачем нужен кабинет доврачебного приёма?

— Такой кабинет должен разгружать приемы участковых врачей. Справки, рецепты — это всё в кабинетах доврачебного приёма. Это кабинет для тех, кому «только спросить». Но это тоже палка о двух концах: мы в Губахе сделали такой кабинет, и всех туда стали направлять. И хотя он, по сути, должен облегчать людям получение медицинской помощи, в очереди там сидят по четыре-пять часов, так как людей очень много. Это получился самый загруженный из кабинетов.

— Почему выписывают дорогие лекарства, когда есть более дешевые аналоги? Какая выгода от этого врачам?

— Действительно эффективные, как правило, дороже. Заинтересованы ли материально врачи, когда советуют дорогие лекарства, — не знаю.

Хорошие лекарства всегда дороже

Хорошие лекарства всегда дороже

— О смерти пациента врач должен сообщать лично или по телефону?

— По телефону никакой информации, а тем более о смерти сообщать не должны. С другой стороны, в истории болезни стационара указывается номер телефона родственника — это согласовывается с пациентом при жизни. Если он указан, врачу дано разрешение сообщать информацию.

— Почему врачи на приеме иногда даже не смотрят на пациента, а смотрят в карту? Это нормально?

— Это зависит от врача, от его культуры и умения общаться, а не от системы. У врача, умеющего работать на компьютере, заполнение бумаг сегодня не занимает много времени. Даже в поселке Усьва пожилые фельдшера вмиг это делают.

Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook, чтобы не пропустить самые важные события Перми и края.

Лечение становится более последовательным и успешным

Во фрагментированной (прежней) модели медпомощи действия разных врачей часто не согласованы. Врач первичного звена — терапевт, врач общей практики — нередко теряет пациента из виду после направления его к специалисту (или на госпитализацию). Например, человек после лечения инсульта в стационаре возвращается домой, но поликлиники об этом не знают и не готовы к дальнейшей терапии.

«В результате усилия врачей стационара по спасению жизни человека часто девальвируются в амбулаторных условиях», — поясняют авторы. В интегрированной системе все иначе. Терапевт координирует движение пациента к специалистам, и те дают обратную связь.

Лечение завершается дома.

Несбалансированность структуры медпомощи.

Система стойко воспроизводит слабость первичной медико-санитарной помощи (ПМСП) и доминирование стационаров. Первичное звено, прежде всего участковая служба, остро нуждается в кадрах и повышении финансирования. Технический и организационный потенциал ПМСП сегодня таков, что нельзя безболезненно переместить пациентов из стационаров в амбулатории.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Что это может быть: колит справа под ребром?

Функционал врачей поликлиник ограничен. Как минимум 30-40% первичных посещений участковых врачей заканчиваются направлением к узкому специалисту или в стационар. В западных странах — лишь 5-15%: большинство больных начинают и заканчивают лечение на уровне врача общей практики. Ослаблена и координационная функция участковых.

Поликлиники почти не участвуют в планировании объемов стационарной помощи.

Перепрофилируются мощности неэффективных организаций

Медицинские службы перегруппируются для более разумного использования ресурсов и пр. Так, в объединениях сокращены лишние ресурсы больниц — при повышении эффективности использования больничной койки. За 2000-2020 годы средняя длительность курса лечения в городских стационарах снизилась почти на четверть. Оборот койки вырос почти в полтора раза.

Впрочем, уточняют эксперты, эти тенденции объясняются не только концентрацией, но целым рядом факторов. Так, важна государственная политика реструктуризации больничного сектора «с акцентом на сокращение объемов стационарной помощи» (и, соответственно, на перевод части больных на амбулаторное лечение).

Слабость интеграционных процессов и недостаток экономических стимулов к интеграции

Методы оплаты амбулаторной и стационарной помощи в системе обязательного медицинского страхования (ОМС) не дают импульса усилению интеграции. Поликлиники не заинтересованы в расширении профилактики и, тем самым, сокращении числа госпитализаций. А больницы имеют свои стимулы к увеличению объемов стационарной помощи. Все это мешает взаимодействию.

В одном комплексе больному легче попасть к дефицитным специалистам, пройти сложные исследования, получить высокотехнологичную помощь

Концентрация — как сосредоточение ресурсов, кадров, оборудования — позволяет нарастить качество и объемы медицинских манипуляций. Услуги предоставляются более широкому кругу пациентов.

В Москве больным доступны все специалисты в поликлиническом объединении, а не только врачи микрорайона. Можно пройти исследование в филиале. В рамках амбулаторного объединения за 2020-2020 годы время ожидания приема у специалистов сократилось вдвое-втрое, ожидания исследований с компьютерными томографами — с 60 до 15 дней, МРТ — с 50 до 16 дней и пр.

Да и экономический эффект реструктуризаций нередко быстро затухает. Сокращение административных штатных единиц дает экономию только на старте объединения. С диагностической техникой тоже все непросто. Сначала она используется разумнее, а потом — «как всегда».

Альтернативы

Можно ли обеспечить доступ к дефицитным услугам без формальных объединений? По мысли авторов, да. Есть опыт созданных ранее консультативно-диагностических центров, попасть в которые было реально по направлениям всех местных поликлиник.

Такие центры могли бы собрать самых квалифицированных специалистов, которые бы консультировали всех нуждающихся в этом жителей территории.

«Система ОМС, обеспечивающая свободное движение финансов между подведомственными учреждениями, существенно облегчает реализацию такого варианта организации медицинской помощи», — добавляют авторы.

Для рационализации объединений они, среди прочего, предлагают:

  1. Более обоснованно подходить к решениям об объединении медучреждений. Необходимо, например, учитывать расположение организаций. Слияние разумно в случае маломощных медучреждений, которые находятся близко друг от друга. Так легче выстраиваются рациональные маршруты движения пациентов. Если филиалы разделены дистанцией, управлять объединением и проводить интеграцию сложнее.
  2. Ускорить создание информационной системы, единой для амбулаторий и стационаров. Так проще составить порядки действий разных звеньев.
  3. Ввести сквозные показатели результативности лечения для системы в целом. Например, показатель лечения инсульта — не только выведение пациентов из острого состояния в стационаре, но и конечное улучшение их самочувствия совместными усилиями разных медицинских служб.

Авторы исследования:

Владимир Шевский, консультант НИУ ВШЭ, заслуженный врач России

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 5 июня, 2020 г.

на IQ.HSE

Амбулатории и поликлиники

Основной костяк медицинской системы. Самые многочисленные и самые посещаемые. Большинство здешних пациентов способны ходить, то есть могут добраться до организации самостоятельно или с посторонней помощью.

Начинаются эти учреждения с регистратуры, где находится документация и определяется, куда и к кому направить того или иного человека.

От приемного покоя отличается гораздо более обширной базой диагностических обследований и специалистов.

Да, здесь имеется очередь, куда же без этого. Да, многие врачи, особенно узких специальностей, принимают по номеркам. И это общемировая практика, кто бы чего ни думал. В соседней Финляндии, говорят, ещё сложнее попасть лаже к врачу общей практики, но ведь попадают, терпят, ждут.

С тех пор, как началась оптимизация, стационары уже не могут так активно госпитализировать пациентов, чтоб просто «пообследоваться, прокапаться, расшатанные нервы полечить».

Теперь эти проблемы лечат и наблюдают преимущественно в поликлиниках. Поэтому, если чувствуем недомогание, смело обращаемся к своему участковому терапевту.

Выслушает, осмотрит, больничный при необходимости откроет, к смежным докторам направит.

Амбулатория и поликлиника в чем разница

Поликлиника представляет собой специализированное лечебно-профилактическое медицинское учреждение, где пациент может получить амбулаторную медицинскую помощь. Данное учреждение имеет в своем штате большое количество специалистов из самых различных областей медицины.

При обращении в поликлинику, пациент получает лечение на территории учреждения или же лечится у себя дома. В поликлиниках производится профилактический осмотр, обследование, которое может проводить терапевт или же узкий специалист.

Анализ — решение — ответственность

Исследователи акцентируют противоречивость результатов концентрации медучреждений. С одной стороны, пациентам теперь проще попасть к специалистам. С другой стороны, весомых доказательств влияния реорганизаций на эффективность медпомощи нет.

Ясно, что результаты слияний сильно зависят от того, кто участвует в объединении и как меняются системы управления. В успешных практиках, подчеркивают исследователи, к слияниям подходят взвешенно. Сначала изучают зоны фрагментации медпомощи и вырабатывают план интеграции, а уже затем принимают решение о слиянии. Концентрация — не самоцель; важно, чтобы она помогала закрыть лакуны.

В передовых медицинских объединениях есть практики, хорошо известные и в России.

Например, интегрированные маршруты движения пациентов в системе (порядки оказания помощи: кто, что и как должен делать для преемственности лечения), общие для всех организаций клинические рекомендации и единые информационные системы (ЕИС; они предполагают, например, электронные истории болезней). И, что принципиально, предполагается общая ответственность за цикл медпомощи пациенту.

Эксперты называют и другие интеграционные меры. Среди них — регулярное обсуждение клинической практики с участием врачей смежных служб, установление регламентов действий врачей разных уровней (включая обмен информацией), формирование междисциплинарных команд медиков и пр.

Барьеры концентрации

Есть ли у объединительных процессов пределы? Да, уверены авторы. С учетом того, что в небольших муниципальных районах действует в среднем лишь одна объединенная организация, продолжать слияния без ущерба для доступности медуслуг уже невозможно.

Об этом говорят «и выявившееся недовольство населения скоропалительным массовым слиянием медицинских организаций, и протесты медицинских работников, сталкивающихся с оптимизацией больниц и поликлиник — обычным спутником объединений».

А главное, результаты концентрации оказались неубедительными, «очевидного приращения эффективности они не дали», пишут Шейман и Шевский.

Среди факторов, мешающих повышению эффективности концентрации, они называют:

Высокий уровень квалификации врачей, высококачественное современное оборудование и широкий спектр оказываемых услуг

Высокий уровень квалификации врачей обеспечивается тщательным отбором кадров при приеме на работу, а также постоянным контролем со стороны специальной службы, которая носит название «Медицинский патруль».

Медицинский патруль проводит обучение сотрудников ЛЕЧУ по разработанной экспертами программе, организовывает собственные вебинары и семинары, а также следит за профессиональным ростом специалистов, поощряя повышение квалификации в медицинских учреждениях высшего образовательного звена и участие в межведомственных и междисциплинарных симпозиумах и конференциях.

Сеть медицинских центров ЛЕЧУ оказывает полный спектр диагностических услуг, в том числе:

  • все виды УЗИ диагностики;
  • функциональная диагностика;
  • лабораторные анализы и тесты.

Кроме точной диагностики современное оборудование ЛЕЧУ обеспечивает проведение малых хирургических операций малотравматичными методами.

В сети медицинских центров ЛЕЧУ используются как медикаментозные, так и немедикаментозные консервативные методы лечения заболеваний, в том числе:

  • физиотерапия;
  • магнитотерапия;
  • рефлексотерапия;
  • лазеротерапия;
  • мануальная терапия и др.

Двойственные результаты

Концентрация медпомощи предполагает укрупнение больниц и поликлиник и формирование объединений с разной степенью самостоятельности.

Результативность этих мер измеряется двумя группами показателей. Одна касается лечения как такового.

Доступ к нему расширяется, смертность снижается, состояние больных лучше, повторных госпитализаций меньше — значит, качество медпомощи повысилось.

Другая группа показателей — экономическая: например, снижение расходов на лечение одного пациента в стационаре (перевод его в амбулаторное звено), рациональное использование мощностей учреждений.

После реорганизаций изменения действительно произошли.

Демократичные цены, акции, бонусы и привилегии

Немаловажное преимущество сети медицинских центров ЛЕЧУ – оптимальное соотношение цены и качества медицинского обслуживания.

Обращаясь к услугам ЛЕЧУ, вы можете рассчитывать на следующие бонусы и привилегии:

  • накопительная карта сети, позволяющая расплачиваться за услуги накопленными баллами;
  • бесплатный доступ к полезным онлайн-сервисам «Дежурный врач» и «Персональный медицинский ассистент»;
  • тематические комплексные программы экспресс-диагностики со скидкой;
  • магнитно-резонансная томография с ночной скидкой;
  • возможность принять участие в акциях и бонусных предложениях.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Унковертебральный артроз: что это и как правильно лечить?

Объединения без связей

Уровень сотрудничества между персоналом стационаров и поликлиник неудовлетворительный, отметили опрошенные главврачи московских больниц. Руководители медучреждений признавали, что амбулаторные врачи при подготовке больного к госпитализации редко согласовывают действия с коллегами из стационаров. А врачи больниц мало консультируют медиков поликлиник.

Похожие результаты дало и другое исследование. Сравнение интеграции в условиях самостоятельных поликлиник и объединенных больниц (с опросом 1500 врачей из разных городов) показало, что у вторых здесь нет преимуществ.

Медиков спрашивали, как часто, по их оценке, врачи поликлиник согласуют с коллегами из стационаров меры подготовки пациента к госпитализации.

Выяснилось, что 38% врачей как самостоятельных поликлиник, так и поликлиник в объединенных больницах почти не согласовывают свои клинические решения.

А вот еще более впечатляющая картина. Респондентам задавали вопрос, как часто, по их оценке, врачи стационара консультируют коллег из поликлиник по лечению выписавшихся. И вот цифры: 52% врачей самостоятельных структур и 57% врачей поликлиник в объединенных больницах почти не получают таких рекомендаций.

Врачи объединенных медорганизаций чаще, по сравнению с коллегами из автономных поликлиник, считают, что взаимодействие между отдельными медицинскими службами недостаточно (64% против 51% врачей). Это не способствует преемственности лечения.

Поликлиника или медицинский центр – куда лучше обратиться?

Основное преимущество поликлиники – это комфортность первичного обращения. Подобные медицинские учреждения, как правило, обслуживают население по территориальному принципу и расположены в местах удобных транспортных развязок.

Кроме того, цены на платные услуги в государственных поликлиниках нередко (однако, далеко не всегда) ниже, чем в крупных медицинских центрах. На этом, к сожалению, список преимуществ поликлиники заканчивается.

Что касается медицинского центра раменское, то этот вид медицинских учреждений имеет перед поликлиникой следующие преимущества:

  • более высокий уровень квалификации персонала, обеспечиваемый дополнительным обучением и контролем со стороны специализированных органов самого медицинского центра;
  • качественное постоянно обновляющееся оборудование;
  • более широкий спектр услуг (как в сфере диагностики, так и в лечебно-профилактической области).

Однако сегодня уже нет смысла сравнивать все плюсы и минусы этих двух видов медицинских учреждений, поскольку существует ультрасовременный тип медицинского обслуживания, который сочетает характерное для медицинских центров высокое качество и широкий спектр медицинского обслуживания с комфортностью и демократичной ценой.

Медицинского центр – более высокий уровень квалификации персонала,качественное оборудование, широкий спектр услуг.

Приемный покой

С него, как театр с вешалки, начинается любая больница. Здесь оказывается помощь при жизнеугрожающих состояниях: тяжелые травмы (типа автокатастрофы или падения с большой высоты), судороги, кома, попытки суицида и прочее.

Тут редко бывает спокойно. Особенно в праздники, типа Дня ВДВ или Нового года. А вообще, приемный покой отвечает за прием, сортировку, оказание помощи и госпитализацию в профильные отделения.

Работает круглосуточно. Очень тесно сотрудничает со скорой помощью. Ведь именно сюда она и доставляет пациентов для обследования и лечения.

Но, кроме них, существуют еще так называемый самотек или пришедшие «без направления».

Это люди, которые самостоятельно обращаются в приемный покой по разного рода причинам, серьезным и не очень. Количество обращений уверенно растет после восьми вечера, когда в связи с окончанием рабочего дня перестают работать другие учреждения.

И, как это ни печально, обращаются сюда со всем подряд: «температура 37,5 уже неделю», «горло болит три дня» или «упал месяц назад». Приведенные для примера ситуации совершенно не отвечают специфике работы приемного покоя. Нет, вас, скорее всего, не выгонят и посмотрят.

Возможно, даже что-то порекомендуют.

Например, обратиться по профилю — в поликлинику, в её рабочие часы. Ведь ваша ситуация давно уже не экстренная. Нет, она по-прежнему требует лечения и наблюдения, но не является жизнеугрожающей, и лечить вас должны не тут.

Спешу, кстати, заметить, что в приемном покое понятие очереди очень относительное. Первым примут того, кто себя хуже чувствует — такой принцип медицинской сортировки. Кстати, здесь, как и на «скорой», по закону не выдаются больничные и не пишутся справки. Это работа другой организации.

Синдром укрупнений

С начала нулевых к середине 2020-х годов число медучреждений в России уменьшилось на 60%, подсчитали исследователи на основе цифр Минздрава. Это во многом объясняется слияниями и сокращением числа самостоятельных поставщиков услуг.

 Поликлиники объединялись с аналогичными структурами. Так, в Москве в 2020 году они были стянуты в крупные амбулаторные центры — по 5-7 поликлиник в составе каждого. Одна такая организация обслуживает в среднем 250-300 тысяч человек.

Амбулаторные структуры присоединялись к стационарам. Сейчас доля самостоятельных поликлиник — лишь 36%. Остальные работают в составе объединенной больницы.

Мелкие участковые больницы становились подразделениями центральной районной.

Стационары также укрупнялись. Их средний размер повысился со 156 коек в 2000 году до 225 коек в 2020 году.

Укрупнения и слияния больниц и поликлиник — мировой тренд последнего двадцатилетия. Но логика «больше — лучше» актуальна не всегда. Объединения расширяют возможности маневра ресурсами.

В то же время они не дают «заметного приращения эффекта деятельности», отметили профессор кафедры управления и экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Игорь Шейман и консультант НИУ ВШЭ, заслуженный врач России Владимир Шевский.

В новых крупных структурах подразделения часто слабо связаны между собой.

Кроме того, при реорганизации медучреждения иногда «режут по живому — ликвидируют те звенья системы, которые обеспечивают доступность помощи для жителей сельских и удаленных районов», пишут исследователи. Идут сокращения штата, увольнения работников.

В итоге в России на один муниципальный район (городской округ) приходится в среднем лишь 1,4 стационара и 3,5 поликлиники. Во многих небольших городах осталось, по сути, только по одному медучреждению. Концентрация медицинских организаций, по мнению экспертов, достигла предела.

Дальше доступность медпомощи может оказаться под вопросом.

Работа опирается на комплекс данных: опрос 1500 врачей из 13 городов России (НИУ ВШЭ, ВЦИОМ), опрос и глубинные интервью с руководителями четырех поликлиник и пяти больниц Москвы (НИУ ВШЭ, 2020 год), интервью с главами пяти крупных медицинских организаций в Москве, Московской и Воронежской областях (НИУ ВШЭ, 2020 год) и пр.

Сложные горизонты и вертикали

Слияния учреждений одного уровня (ряда стационаров или нескольких поликлиник) — горизонтальная концентрация — частое явление во многих странах. В США за предыдущее десятилетие произошло 640 слияний больниц. Средний комплекс включает семь учреждений. В Великобритании из 223 государственных больниц объединение затронуло 112, то есть половину. Похожая ситуация в Германии и Франции.

В то же время исследования в США показали, что укрупнение больниц более эффективно, чем объединение. Первое позволят сократить затраты на одну госпитализацию, второе — почти нет. Качество услуг в больничных объединениях не выше, чем в независимых больницах.

В Великобритании слияния стационаров также почти не повлияли на качество медпомощи. По-видимому, многие объединения — просто формальность, и подразделения продолжают действовать каждое по своим правилам. Неоднозначность слияний подтверждают и другие работы.

Так, показано, что на более концентрированных рынках цены на услуги растут быстрее.

Соединение стационаров с амбулаториями — вертикальная концентрация. В США в 2000-е годы больницы часто приобретали врачебные практики и создавали свои амбулаторные структуры.

Доля таких практик, находившихся в собственности больниц, к 2009 году составила больше половины от общего числа. Затем настало время функциональной интеграции, когда разные поставщики объединяли усилия, но без централизации управления.

Подразделения таких комплексов тесно сотрудничали и без слияния.

Но такое взаимодействие наблюдается далеко не всегда. Часто уровень интеграции в новых структурах невысок.

Сравнение

Больница — это государственное учреждение, в состав которого входят поликлиника и стационар. Поликлиника проводит комплекс медицинской помощи населению, в частности, внебольничные и профилактические мероприятия, направленные на снижение заболеваемости. Сегодня в стране есть самостоятельные поликлиники, амбулатории, диспансеры, клиники, которые занимаются ведением пациентов вне условия стационара. А есть государственные поликлиники, которые входят в состав подразделения больницы.

Удобство и комфорт

Сеть медицинских центров ЛЕЧУ предоставляет своим клиентам максимально комфортные условия. Все наши медцентры расположены в местах удобных транспортных развязок, а в Москве возле станций метро.

Все привилегии постоянных клиентов ЛЕЧУ действительны в каждом центре сети, поэтому вы можете обращаться как по месту жительства, так и по месту работы, по месту отдыха и т.п. Мы всегда рядом с вами!

Выбрать наиболее удобные по локации центры можно на нашем сайте, где вам поможет удобный функционал, который предлагает запись в один клик (на прием, на диагностическую или лечебно-профилактическую процедуру, вызов врача на дом и т.п.).


Отдельно следует упомянуть о полезных онлайн-сервисах сети: «Дежурный врач» и «Персональный медицинский ассистент», которые доступны каждому постоянному клиенту сети в бесплатном режиме. Для того, чтобы стать постоянным клиентом ЛЕЧУ, достаточно всего лишь единожды воспользоваться услугами медицинского центра сети ЛЕЧУ.