Грыжи живота Наружные грыжи живота —

Грыжи живота: медицинская и социальная значимость

Грыжи живота — одно из распространенных заболеваний, встречающееся у 3 % населения земного шара и составляющее 8-20 % больных хирургических отделений общего профиля.

Потенциально грыженосителем является каждый пятый житель планеты. В мире по поводу грыж в год выполняется более 20000000 хирургических вмешательств, что составляет от 10 до 15 % всех проводимых операций.

Среди всех хирургических вмешательств операции по поводу брюшных грыж занимают второе место после аппендэктомии. В США ежегодно выполняется больше 700000 таких операций, в России — 220000, в Украине — около 90000 (из них по поводу ущемленных грыж — свыше 13000).

При несвоевременном плановом хирургическом лечении грыж у 8-10% больных развиваются осложнения; среди них особо опасным является ущемление, при хирургическом лечении которого показатели летальности увеличиваются до 5-7 %, тогда как при неосложненных грыжах они равны 0,05-0,09 %.

После операций, выполненных по поводу ущемленных грыж, количество рецидивов заболевания достигает 15 %.

Организация планового оздоровления больных с грыжами в нашей стране требует значительного улучшения, так как соотношение плановых и ургентных операций составляет 6:1, в то время как в Европе и США — 50:1 в пользу плановых операций.

Только своевременное плановое оперативное вмешательство, направленное на ликвидацию грыжи, возвращает больного к полноценной жизни.

История

Упоминание о Г. можно встретить в трудах Гиппократа, Ибн-Сины и других авторов.

Лечение наружных Г. живота в средние века ограничивалось ношением бандажей, однако операции при ущемлении Г.

делали уже А. Цельс, Гелиодор и др. (1—4 вв.).

Наиболее часто в средние века применяли кастрацию, а также рассечение и лигатуру грыжевого мешка с удалением или оставлением его. Некоторые хирурги прошивали грыжевой мешок и мошонку, делали катетеризацию грыжевого мешка.

А. Паре проводил вокруг шейки грыжевого мешка золотую проволоку.

Оперативное лечение Г. до 19 в.

сопровождалось огромной смертностью. В первой половине 19 в.

были изданы монографии [Э. Купер, Гессельбах (F.

С. Hesselbach), А.

Скарпа, П. Заблоцкий (1855) и др.] с углубленным описанием Г.

; начинает развиваться специальный раздел хирургии, посвященный изучению Г. — герниология.

Однако летальность при грыжесечениях вплоть до введения антисептики оставалась высокой (50—80%). Введение антисептики позволило значительно снизить летальность после грыжесечения и разработать Люка-Шампионньеру (J.

М. М.

Lucas-Championnifcre, 1885), Бассини (E. Bassini, 1884), А.

А. Боброву (1892) и др. новые, более совершенные способы операций.

В последующем были описаны многочисленные способы оперативного лечения Г. дававшие возможность излечивать больных с различной локализацией Г.

Анатомо-физиологические особенности строения брюшной стенки

Накопленный более чем за сто лет опыт устранения грыж живота позволил определить основные тенденции лечения грыженосителей. С улучшением методологии устранения грыж к основному критерию оценки результата, отсутствию рецидива заболевания, добавляется фактор удовлетворенности ожиданий пациента.

В этом контексте при сравнении различных способов грыжесечений при равных показателях частоты рецидива заболевания оценка послеоперационных осложнений является определяющим критерием выбора оптимального способа устранения грыжи.

Приведенные J. -P.

Ritz, H. J

Buhr, данные демонстрируют, что стоимость лечения осложнений в 6-7 раз превосходит стоимость самой операции. Осложнения герниорафии наносят экономический ущерб пациенту и государству как за счет повышения расходов на лечение, так и за счет увеличения сроков нетрудоспособности.

Значительный ущерб несут и страховые компании. В частности, в Германии за 2015 г. на компенсацию ущерба, принесенного больным операциями по поводу абдоминальных грыж, было израсходовано около 1,5 млрд евро.

Таким образом, выбор способа устранения абдоминальной грыжи должен учитывать ряд критериев:

  1. риски и возможность предотвращения интраоперационных и послеоперационных осложнений;
  2. частоту и тяжесть послеоперационных осложнений;
  3. частоту рецидива заболевания;
  4. время, необходимое для реабилитации пациента;
  5. качество жизни пациента после операции;
  6. стоимость хирургического лечения больного.

Метаанализ рандомизированных исследований устранения грыж живота продемонстрировал сравнимую частоту рецидивов и осложнений при использовании «открытых» и эндовидиохирургических технологий.

При этом не имеет значения, выполняется ли трансабдоминальная преперитонеальная пластика паховой грыжи, тотальная (полностью) экстраперитонеальная пластика при паховых грыжах либо операции Лихтенштейна.

Общим положением для сравниваемых групп является использование протезов для укрепления брюшной стенки. Уместно привести цитату из выступления V.

Schumperlik на съезде герниохирургов в Берлине (2010): «.

повсеместное применение пластических материалов является излишним увлечение».

Протезирующая пластика брюшной стенки, особенно активно применяющаяся в последние тридцать лет, позволила уменьшить частоту рецидива заболевания до 1-4,5% при паховых грыжах. Аутопластические способы укрепления брюшной стенки позволяют удерживать частоту рецидива заболевания в пределах 2—8%.

В Германии и США около 80% герниопластик выполняется с использованием имплантов.

Больший сегмент рынка протезирующих материалов брюшной стенки в настоящее время занимают полипропиленовые «сетки», полипропиленовые «губки» и политетрафторэтиленовое растянутые многослойные пленки.

Активно используемые полипропиленовые «сетки» подразделяют на «тяжелые» — свыше 90 г.м2 и «легкие» — 30—90 т/и2. Преимуществом первых является более низкий ранг рецидивов.

Недостатком, — выраженный рубец, формирующийся вокруг полимерной конструкции. Толщина рубца вокруг имплантата составляет 400—1000 мк.

Применение «легких» полипропиленовых имплантов позволяет снизить негативных последствий имплантации (болевого синдрома, чувства инородного тела и др.).

Однако частота рецидива при использовании «легких сеток» по сравнению с «тяжелыми» больше на 5—8%.

Частично биодеградирующие имплантаты, представляют собой «сетки» с широким шагом не рассасывающихся (полипропиленовых) нитей, между которыми вплетаются биодеградирующие нити. Эти протезы также не показали преимуществ перед «тяжелыми» протезами.

Перспективность применения биоматериалов, создаваемых по сложным технологиям из внеклеточных матриц кишечной стенки и кожи животных и человека, сомнительна, так как эти материалы являются временным протезом, замещаемым в течение нескольких месяцев рубцовой тканью.

В свою очередь, рубец не является аналогом сухожилия по своей структуре и физическим свойствам.

Можно признать справедливым мнение Eriksen J.R. и соавт., которые на основании анализа литературных материалов пришли к выводу, что проводимые рондомизированные исследования не позволяют дать общих рекомендаций по выбору определенного вида имплантата.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Консервативное лечение межпозвоночной грыжи поясничного отдела

В то же время опыт проведения значительного числа аллопластических операций с использованием синтетических имплантатов доказал преимущества этого вида операций в плане частоты рецидива заболевания. Результаты выполнения этих операций обеспечиваются неукоснительным исполнением определенных принципов.

  1. Полимерная «заплатка» обязательно должна прикрывать дефект брюшной стенки с избытком не менее 2 см с каждой стороны. Такой избыток позволяет провести надежную фиксацию протеза. Кроме того, в случае контракции сетчатых протезов, составляющих 8—15% исходного размера при дефектах не более 10 см, «заплатка» будет прикрывать края дефекта.
  2. С увеличение размера «грыжевых ворот» должны пропорционально увеличиваться размеры имплантата для более надежной его фиксации в тканях.
  3. Фиксаторы протеза не должны накладываться на нервные стволы.
  4. Во время фиксации протеза необходимо избегать его контакта со стволами нервов, что будет являться профилактикой «длительного болевого синдрома».

Сравнительная оценка результатов места имплантации полимерного протеза продемонстрировала, что локализация его имеет важное значение для результата устранения грыжи.

Установка протеза в положении «onlay» наиболее простое в техническом исполнении. В то же время частота рецидивов и негативных последствий такой герниорафии превышает аналогичные показатели при других вариантах расположения полимера.

Контакт синтетической «сетки» либо пленки с подкожной жировой клетчаткой сопровождается активной экссудацией в рану. В последующем жидкостное образование нагнаивается либо осумковывается, формируя кисту, с высокой вероятностью развития в ней гнойно-инфекционного процесса.

Расположения имплантата «inlay» или «sublay» снижает вероятность формирования жидкостных образований в области расположения полимерных конструкций, а следовательно, и гнойно-воспалительных осложнений со стороны раны.

Статистика

Еще Ж. Мальгень считал, что Г.

встречаются у 3—4% населения. В РСФСР, по данным Д.

К. Соколова (1964), грыжесечение производится ежегодно у 180 тыс. больных.

По данным П. А.

Маценко (1961), по частоте первое место занимают паховые Г. (66,8%), далее следуют бедренные (21,7%), пупочные (6%), эпигастральные (4,5%) и, наконец, все остальные (1%).

Паховые Г. встречаются чаще у мужчин (91,6% по И.

М. Щелко, 1957), а бедренные, и особенно пупочные,— у женщин (74%—Л.

Н. Кенарская, 1941).

Виды грыж живота, их составляющие части

Грыжи живота подразделяются на наружные и внутренние.

Внутренняя грыжа (hernia abdominalis interna) — это перемещение органов брюшной полости в карманы и дивертикулы брюшины, а также в отверстия и щели диафрагмы.Составными частями грыжи являются: грыжевые ворота, грыжевой мешок, содержимое грыжи и грыжевые оболочки.

Форма грыжевых ворот может быть круглой, овальной, щелевидной, треугольной. Их размер зависит от величины грыжи и может достигать десятков сантиметров.

Наиболее опасны узкие грыжевые ворота, при которых риск ущемления грыжи увеличивается.

Грыжевой мешок — часть вышедшей через грыжевые ворота пристеночной брюшины, в которой находятся внутренние органы. В грыжевом мешке выделяют устье, шейку, тело и дно (рис. 2.2).

Устье грыжевого мешка — это суженная часть пристеночной брюшины перед грыжевыми воротами, шейка — та его часть, которая находится на уровне грыжевых ворот, тело — самая широкая дистальная часть, расположенная непосредственно под оболочками грыжи.

Грыжевой мешок может быть однокамерным, двухкамерным или многокамерным. Грыжей, при которой одной частью стенок ее мешка является орган, частично не покрытый брюшиной (мочевой пузырь, слепая кишка, сигмовидная кишка), называется скользящей.

Симптоматика

Наиболее характерным признаком Г. является наличие припухлости, появляющейся при натуживании или в вертикальном положении больного и исчезающей во время лежания или после ручного вправления.

Наличие постоянной припухлости в местах, анатомически типичных для локализации Г. характеризует невправимую Г.

В начальной стадии развития Г. может быть определена лишь при исследовании пальцем, введенным в грыжевой канал.

При наличии Г. во время покашливания или натуживании выявляется так наз.

симптом кашлевого толчка. Если в Г.

находится кишечная петля, то при перкуссии грыжевого выпячивания над ним получают тимпанический звук.
.

При Г. обычно бывают и болевые ощущения, локализующиеся в области выхождения грыжевого выпячивания. Больных нередко беспокоит тошнота, отрыжка, запоры, вздутие живота, дизурические явления.

Наличие у человека Г. в большей или меньшей степени нарушает его трудоспособность и представляет опасность развития осложнений.

Наиболее частым и опасным среди них является ущемление Г. возможно воспаление Г.

, развитие копростаза и кишечной непроходимости, травма Г. — см.

раздел «Осложненные грыжи».
.

Прогноз

Г. не может считаться безопасным заболеванием, т.к. у 19,4% больных (В.

И. Стручков, 1958) она подвергается ущемлению.

Больные Г. не могут выполнять тяжелой физ.

работы и должны считаться лицами с ограниченной трудоспособностью. Наличие Г.

ограничивает и спортивные занятия. При определении трудоспособности больных, страдающих Г.

, надо считаться с видом Г. характером выполняемой работы, возрастом больного и рядом других факторов, которые могут способствовать дальнейшему увеличению Г.

или ее ущемлению.
.

Результаты оперативного лечения неосложненных Г. вполне благоприятны. Смертельные исходы после операций, производимых при неосложненных Г., крайне редки (0,04% , по Н. И. Краковскому, 1963). Число послеоперационных осложнений —4,8% (А. И. Миронов, 1954), а нагноение раны —0,2% (М. П. Смородина).

Экспертиза

В экспертной практике считается, что временная нетрудоспособность после грыжесечений в среднем равняется 1 мес. Лица, выполняющие тяжелую физ. работу, по заключению ВКК переводятся на легкую работу сроком до полугода.

При формировании послеоперационной или рецидивной Г. противопоказаны все виды труда, связанные со значительным или умеренным физ.

напряжением, длительной ходьбой, разъездами и командировками с удалением на длительный срок от мед. учреждений (в связи с угрозой ущемления Г.).

Угроза ущемления, выраженные нарушения функции органов грудной или брюшной полости могут служить основанием для определения инвалидности III или II группы.

Клиника грыж живота

Клиническая картина неосложненных грыж, как правило, типична. Первым их признаком является появление незначительной боли в животе или в участке брюшной стенки, где формируется грыжа.

Боль, в зависимости от локализации грыжи, может иррадиировать в эпигастральную область, семенные канатики, половые губы, бедро, промежность. С развитием грыжи боль усиливается и более четко смещается в участок локализации грыжи.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Лечение грыжи пищевода без операции: методы

Боль может значительно усиливаться при физической нагрузке, напряжении живота, кашле и переходе из горизонтального положения в вертикальное.

Осложненные грыжи

Основными осложнениями брюшных Г. являются ущемление, невправимость, воспаление Г., копростаз, повреждение Г., новообразования, инородные тела Г. Наибольшее практическое значение в силу частоты и опасности для жизни имеет ущемление Г.

Ущемление грыжи (incarceratio) связано с внезапным сдавлением ее содержимого в грыжевых воротах, обычно после поднятия тяжести, сильного натуживании, кашля и т. д.

Принято различать эластическое и каловое ущемление (рис. 1) и их сочетание.

При эластическом ущемлении внутренности быстро проскакивают через грыжевые ворота и ущемляются в грыжевом кольце после прекращения повышения внутрибрюшного давления.

При паховых Г. ущемление наиболее часто происходит в области наружного отверстия пахового канала.

С. С.

Кузьмин (1930) объясняет ущемление Г. рефлекторным спазмом мышц, а самопроизвольное вправление ущемленной Г.

под влиянием тепла, наркотиков и покоя является косвенным доказательством спазма. Возможность калового ущемления многими авторами отвергается, хотя А.

П. Крымов (1950) и др. признают его.

Из других причин ущемления Г. имеют значение перегибы, повороты, вздутие кишки; несоответствие грыжевого отверстия и объема выпавших в Г.

внутренностей. В редких случаях ущемление может происходить не в грыжевых воротах, а в самом грыжевом мешке, особенно при многокамерных мешках и при наличии его рубцовых перетяжек.

Степень ишемического повреждения ущемленного органа зависит от степени сдавления его ущемляющим кольцом, от срока ущемления и от строения органа. Чаще ущемляется тонкая кишка, на месте сжатия к-рой ущемляющим кольцом образуется странгуляционная борозда, занимающая 3/4 окружности кишечной стенки, с резким истончением ее, сужением просвета кишки и нарушением кровообращения в ней.

В зависимости от степени сдавления кишки в ущемляющем кольце изменения ее могут быть различными. При резком сдавлении, нарушающем артериальное кровоснабжение кишки, быстро происходит ишемический некроз всей выпавшей из брюшной полости кишечной петли.

Однако чаще в ущемляющем кольце происходит сдавление только венозных сосудов, чем создаются условия для венозного застоя с пропотеванием плазмы в толщу кишечной стенки и в просвет кишки.

Вследствие венозного стаза происходит разрыв мелких сосудов и в стенке кишки образуются гематомы.
.

Диагностика наружных грыж живота

Эти современные методы позволяют определить содержимое грыжи и установить точный диагноз.

В настоящее время ультразвуковое исследование становится обязательным в диагностической программе при обследовании больных с грыжами в пред- и послеоперационном периодах.

УЗИ дает возможность диагностировать начальные формы грыж, идентифицировать их содержимое (особенно при невправи-мых и гигантских грыжах), заподозрить наличие и вид скользящей грыжи.

Диагностика грыж основана на скрупулезном клиническом обследовании, позволяющем с высокой достоверностью диагностировать наружную грыжу живота.

Отдельные формы грыж

Паховая грыжа (hernia inguinalis). Анатомические особенности строения паховой области (см.), особенно у мужчин, связанные с неполной облитерацией влагалищного отростка брюшины и с недостаточным развитием мускулатуры, создают условия, способствующие образованию Г.

(рис. 5).

Кроме этого, благоприятствуют появлению Г. тяжелая физическая работа и заболевания, повышающие внутрибрюшное давление.

Для развития врожденной Г. большое значение имеет необлитерированный полностью или частично влагалищный отросток брюшины (см.).

А. П.

Крымов (1911) приводит 4 причины, способствующие выхождению внутренностей в паховую Г. : 1) подвижность органов; 2) ненормальное положение их; 3) стягивание в Г.

одного органа другим или грыжевым мешком; 4) патологические изменения самих органов.
.

По А. П. Гридневу (1931), 85% всех паховых Г. являются приобретенными. Признаками врожденной Г. считаются тонкий грыжевой мешок с продольной складкой на задней стенке мешка, обусловленной семенным канатиком, существование диафрагм внутри грыжевого мешка.

В зависимости от места выхода Г. различают косую, боковую или наружную паховую Г.

и прямую, или внутреннюю, паховую Г. Косая паховая Г.

выходит через боковую паховую ямку, прямая паховая Г. — через медиальную паховую ямку.

По данным Н. И.

Кукуджанова (1969), косая паховая Г. встречается в 10 раз чаще прямой.

Лечебная тактика

Единственным методом радикального лечения грыж является хирургический. Рекомендуемое некоторыми авторами применение бандажа неэффективно и даже вредно.

Травма тканей бандажом ведет к их атрофии и атонии, что способствует лишь увеличению размеров грыжи, развитию невправимости грыжи и ухудшает результаты оперативных вмешательств.

Существуют абсолютные и относительные противопоказания к плановым традиционным и лапароскопическим операциям.

Абсолютные противопоказания:

  • Острые инфекционные и паразитарные болезни.
  • Заболевания сердца, легких, печени, почек, эндокринных органов в стадии декомпенсации.
  • Инфаркт миокарда, инсульт в остром периоде.
  • Злокачественные опухоли различной локализации III—IV ст.

Противопоказаниями к проведению лапароскопической герниопластики являются 2 и 3 триместр беременности, а также сопутствующие заболевания и состояния, при которых противопоказаны общая анестезия и наложение напряженного пневмоперитонеума.

Относительные противопоказания:

  • Вторая половина беременности.
  • Обострение хронических заболеваний (до стабилизации процесса).
  • Наличие стриктуры уретры или аденомы предстательной железы (операция выполняется после их устранения).

Относительными противопоказаниями к выполнению лапароскопической герниопластики являются перенесенные ранее операции на органах брюшной полости и малого таза, ущемленные и гигантские грыжи.

У пациентов со спаечной болезнью вопрос о возможности проведения лапароскопической герниопластики решается только после выполнения диагностической лапароскопии.

При этом могут применяться стандартные методы профилактики осложнений при первичном «слепом» лапароцентезе — использование видеотроакара, лапароцентез в атипичных местах (акустическое окно, установленное по данным УЗИ), открытое введение троакара.

Тщательное обследование больных до операции и адекватная предоперационная подготовка являются обязательным требованием для успешного лечения больных, особенно с большими и гигантскими послеоперационными грыжами.

Эти больные составляют особую группу риска, поскольку резкое повышение внутрибрюшного давления в первые часы после операции может привести к декомпенсации функций сердечно-сосудистой и дыхательной систем, вызвать полиорганную недостаточность и летальный исход.

До операции у данной категории больных необходимо изучить функциональное состояние сердечно-сосудистой и дыхательной систем (спирометрия — определение дыхательного объема, форсированный выдох, газовый состав крови: р02, рС03, pH крови, кислородная сатурация артериальной крови Ба02).

1. Улучшение функциональого состояния легких включает:

  • отказ от курения;
  • выполнение дыхательных упражнений, подъем по лестнице, быструю ходьбу и др.;
  • прием муколитических и отхаркивающих препаратов;
  • курс физиотерапевтических процедур;
  • специальные дыхательные упражнения с сопротивлением выдоху (надувание резиновых камер, шариков и др.).
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Бандаж для пупочной грыжи для новорожденных детей

2. Подготовка сердечно-сосудистой системы: нормализация АД при гипертонической болезни, коррекция ритма сердечной деятельности, лечение ИБС.

3. Лечение сопутствующих заболеваний (сахарный диабет, печеночная и почечная патология).

4. Подготовка кожи в области операции (лечение опрелостей, экскориаций, грибковых поражений и другое).

5. Для адаптации органов брюшной полости к повышенному внутрибрюшному давлению рекомендовано ношение в течение 2-3 недель до операции эластичного пояса-бандажа.

6. При наличии варикозной болезни целесообразно ношение компрессионных колготок в течение 1-2 недель с целью профилактики в послеоперационном периоде венозных тромбозов и тромбоэмболий.

Общие принципы грыжесечения и грыжепластики

Операции при брюшных грыжах могут быть выполнены под общей анестезией с интубацией трахеи и ИВЛ, общей анестезией с сохранением спонтанного дыхания (масочный, внутривенный наркоз), аксиальной анестезией (спинальной, эпидуральной), комбинированным методом.

Выбор метода обезболивания зависит от возраста больного, общего состояния его здоровья, вида грыжи и других факторов. Приоритетным методом представляется общий эндотрахеальный наркоз.

Оперативное вмешательство состоит из двух этапов. На первом этапе проводится ликвидация грыжи.

Выбор разреза зависит от ее локализации. Выполняется разрез кожи, подкожной клетчатки, фасции, апоневроза, рассекаются грыжевые ворота, после чего выделяется и вскрывается грыжевой мешок.

Грыжевое содержимое вправляется в брюшную полость. При невправимой грыже проводится мобилизация грыжевого содержимого от стенки грыжевого мешка.

После вправления грыжевого содержимого грыжевой мешок ушивается у его основания, иссекается и вправляется в брюшную полость.

Основным принципом хирургического лечения больных с грыжами на современном этапе является выполнение герниопластики «без натяжения», что достигается применением легких и сверхлегких полипропиленовых сетчатых протезов из монофиламентных нитей.

Распространение протезирующей герниопластики ограничило применение пластики грыж с использованием местных тканей как метода, довольно часто являющегося причиной развития рецидива грыжи и требующего более длительной предоперационной подготовки и реабилитации больных.

При использовании легких сеток (как при открытых, так и при лапароскопических операциях) следует стремиться к изоляции протеза от органов брюшной полости; размеры сетки должны превышать размеры самого грыжевого дефекта не менее чем на 5-6 см в каждую сторону.

Существует несколько способов фиксации сетки — шовная методика (путем прошивания отдельными или непрерывными швами), аппаратная (специальные аппараты — герниостеплеры), бесшовная (с помощью биологического клея).

Шовная методика является наиболее распространенной и используется при операциях, выполняемых открытым методом. Прочность фиксации значительно увеличивается при использовании непрерывного шва по сравнению с отдельными швами.

Наибольшей механической прочностью обладают швы, наложенные на апоневроз наружной косой мышцы живота, гребешковую и паховую связки, поперечную фасцию живота, наименьшей — фиксирующие сетку к мышцам.

Аппаратная методика фиксации сетки предполагает использование специальных устройств — герниостеплеров со скобочными фиксаторами или герниотакеров со спиралевидными фиксаторами.

Лучшие результаты получены при использовании 5-миллиметрового, худшие (как в отношении рецидивов, так и в отношении частоты осложнений) — 12-миллиметрового герниостеплера.

Биологический клей для фиксации протеза применяют с 2000 года. При его применении отсутствуют случаи формирования послеоперационных гематом, сокращаются сроки восстановления физической активности пациентов.

Недостаток клея — угроза миграции протезов в послеоперационном периоде (в 1,3 % случаев).

Справедливо суждение о недопустимости вмешательств с использованием протезирующих технологий у детей в силу того, что фиксированный протез может в дальнейшем привести к значительным функциональным расстройствам и стать причиной рецидива.

При протезирующей герниопластике особенно важно соблюдение общехирургических принципов — бережное отношение к тканям, тщательный гемостаз, фиксация сетки без натяжения, без повреждения тканей и самой сетки.

Для профилактики раневых осложнений и рецидивов болезни следует исключить применение шовных материалов, склонных к инфицированию. Важным фактором профилактики послеоперационных осложнений является активное дренирование околопротезного пространства, особенно при использовании сеток больших размеров.

В послеоперационном периоде рекомендуется ношение эластичного компрессионного пояса-бандажа при больших и гигантских послеоперационных грыжах.

При подозрении или наличии скользящей грыжи рекомендуют герниопластику без вскрытия и удаления грыжевого мешка, который вправляют в брюшную полость, что исключает опасность повреждения полого органа и значительно сокращает продолжительность операции.

Новым этапом в развитии современной герниологии стало широкое внедрение в клиническую практику эндовидеохирургических технологий.

Современные принципы выполнения и подходы к выбору метода герниопластики

1. Оперирующий хирург должен иметь глубокие познания в хирургической и эндоскопической анатомии различных видов грыж.

2. Лечение грыж передней брюшной стенки должно включать два обязательных неотъемлемых элемента: оперативное устранение грыжи и восстановление функции брюшной стенки.

3. Обязательными элементами лечения грыж у лиц молодого и среднего возраста является восстановление топографии брюшной стенки с сохранением иннервации, кровоснабжения, лимфообращения мышц и мышечных футляров.

4. При первой по счету герниопластике и небольших размерах грыжевых ворот, при хорошо развитом апоневрозе, при возможности выполнения пластики «без натяжения» следует отдавать предпочтение восстановительным операциям с использованием местных тканей.

5. При первичных вмешательствах у больных с большими грыжами и у пожилых пациентов с атрофичным, истонченным апоневрозом, с установленной дисплазией соединительной ткани, а также при рецидивных грыжах более предпочтительны операции с применением протезирующих материалов.

6. Применение технологий, исключающих развитие дестабилизирующих факторов: повышения внутрибрюшного давления и натяжения тканей в раннем послеоперационном периоде.

7. Сохранение прежнего объема брюшной полости имеет особое значение для профилактики рецидива грыжи и развития абдоминального компартмент-синдрома у пациентов с большими и гигантскими грыжами, страдающих дыхательной недостаточностью и хроническими заболеваниями сердечно-сосудистой системы.


Это возможно лишь при применении протезирующей пластики «без натяжения».